Библиотек. Информация. Философия. Литература. История.

Новости
03.08.2014 :: Статья Юрия СЕМЕНОВА 'Советские историки о становлении классового общества в древнем Китае'

07.11.2009 :: Новелла Антона Павловича ЧЕХОВА 'В Москве', 1891 г.:  '...очень умный и необыкновенно важный, косой от зависти, с громадной печен­кой, желтый, серый, плешивый, брожу я по Москве из дому в дом, задаю тон жизни и всюду вношу что-то желтое, серое, плешивое...' Истмат.РУ посвящает публикацию Николаю Карловичу СВАНИДЗЕ

22.06.2008 :: Небольшая, но исключительно насыщенная статья Юрия СЕМЕНОВА 'Сергей Владимирович Илларионов: ученый, мыслитель, человек'

21.06.2008 :: Обновлен список печатных научных работ Ю.И. Семенова

04.05.2008 :: Заметка Александра БЛОКА 'Что сейчас делать?..' написана 90 лет тому назад - в мае 1918 года. В ней высказаны чрезвычайно актуальные сегодня мысли: '...надлежит знать, что той России, которая была, — нет и никогда уже не будет. Европы, которая была, нет и не будет. То и другое явится, может быть, в удесятеренном ужасе <...>... надлежит ... не забывать о социальном неравенстве, не унижая великого содержания этих двух малых слов ни «гуманизмом», ни сентиментами, ни политической экономией, ни публицистикой. Знание о социальном неравенстве есть знание высокое, холодное и гневное.'

09.01.2008 :: Статья Ф. Энгельса 'Марка' - одно из центральных произведений, раскрывающих тему 'второго издания крепостничества' в остэльбской Европе: 'Крепостное право для немецких крестьян в Восточной Пруссии, Померании, Бранденбурге, Силезии утвердилось с середины, а в Шлезвиг-Гольштейне — с конца XVI столетия и все больше приобретало характер всеобщего закабаления крестьян.<...>
Капиталистический период возвестил в деревне о своем пришествии как период крупного сельскохозяйственного производства на основе барщинного труда крепостных крестьян...
'

07.01.2008 :: В продолжение темы социально-экономической истории Центральной и Восточной Европы и 'второго издания крепостного права' - статья Ф.  Энгельса 'К истории прусского крестьянства' (1885 г.)

10.08.2007 :: Сергей Данилович СКАЗКИН: статья 'Основные проблемы так называемого 'второго издания крепостничества' в Средней и Восточной Европе' (1958). Этой работой Истмат.РУ начинает подборку материалов,  посвященных начавшемуся в 16 веке превращению Центральной и Восточной Европы в периферию, эксплуатируемую Западной Европой, где в это время происходит становление 'нормального' капитализма.  

17.07.2004 :: Истмат.РУ в эфире

 
текущий раздел  ::  От редактора / 
Дали стране угля
ДАЛИ СТРАНЕ УГЛЯ

или Как действовали в России иностранные инвесторы до 1917 года

"Не будет преувеличением сказать, что недостаток угля стал основной причиной крушения России...

...Недостаток угля поднял сначала цены на него. Вследствие этого все остальные цены автоматически рванулись вверх... Возросшие цены в качестве своего следствия  имели постоянно растущий выпуск бумажных денег... Отсутствие на рынке продукции железоделательного производства, которое было вызвано недостатком угля и перенапряжением промышленности..., вынудило крестьянина придерживать свои продукты во все возрастающих объемах, поскольку в обмен на все более теряющие ценность бумажные деньги он не мог получить никаких продуктов железоделательной промышленности. Тем самым ... было поставлено под вопрос снабжение городов и промышленных регионов продуктами питания Одновременно стал все более и более ощущаться сильный ущерб, нанесенный транспортному делу... Стала последовательно снижаться производительность труда, вследствие ухудшающихся условий жизни и питания рабочих.

К началу революции ... многие заводы вследствие недостатка сырья были закрыты, ... города и промышленные центры имели на своих складах хлеб всего лишь на несколько дней".  

Этот документ датирован маем 1919 года. В научный оборот он введен совсем недавно. Хранится он в Федеральном архиве Швейцарии и представляет собой конфиденциальную записку, представленную в швейцарское министерство иностранных дел неким швейцарским промышленником, работавшим одно время у Сергея Юльевича Витте, и подписавшимся псевдонимом "Р". Итак, что же происходило сто лет тому назад в русской топливной промышленности?

Торгует Лондон щепетильный

Топливный кризис в России, очередное обострение которого пришлось на последнюю неделю февраля 1917 года, был назван современниками "угольным голодом". Как устойчивое словосочетание "угольный голод" обосновался в русском языке, по-видимому, в 1912 году. А как устойчивое состояние российского топливного хозяйства угольный голод пришел в Россию в 1908 году. Предвоенный подъем русской экономики происходил на фоне острого дефицита угля. Это подъем многими считается экономическим чудом. Рост объемов производства действительно выглядел чудом на фоне снятия с рейсов из-за недостатка угля коммерческих пароходов и на фоне перевода на дрова паровозов. Дрова на железных дорогах нагляднее всего показывают, какие диспропорции существовали в тогдашней русской экономике, насколько слабой была ее ресурсная база, насколько неустойчивым был ее рост. Правда, кроме дров Россия в невиданных для тогдашнего цивилизованного мира масштабах использовала нефть. Нефть в России сжигали в пароходных и паровозных топках, в заводских котельных. Но использовать нефть как котельное топливо, то есть заменять ею уголь - это не признак прогресса, это варварство. Именно по этому поводу Менделеев высказался в том смысле, что топить нефтью - это все равно, что топить ассигнациями.

Кстати об ассигнациях. По данным статистического бюро Съезда горнопромышленников юга России, в 1900-1908 годах цена потребляемого русскими железными дорогами донецкого угля колебалась в пределах от 6.25 до 8.48 рубля за тонну. В 1913 году Россия ввезла - в основном из Англии - 7.5 млн. тонн угля, заплатив 76 млн. рублей. Разделим рубли на тонны - получим 10 рублей 13 копеек за тонну. Масштабный ввоз угля Россия начала в 1908 году, и цена тонны английского угля никогда не была ниже 10 рублей. Импортный уголь в те годы для российского потребителя был дороже отечественного на 20, а в отдельные годы и на 50%. И при этом доля отечественного угля в общем потреблении устойчиво падала, а доля угля импортного, то есть более дорогого - устойчиво возрастала. Соответственно возрастали и потери. Россия ежегодно теряла миллионы рублей на одной только разнице цен. Плюс к этому английский уголь почему-то не облагался пошлиной. В 1913 году доля привозного угля в общем потреблении дошла до одной пятой, а расходы на его оплату стали главной расходной статьей российской внешней торговли. До того момента, когда от английского угля Россию отрежет германский флот, главным предметом ее внешнеэкономической деятельности стала поддержка угледобывающей промышленности Великобритании.

Дали стране угля

В отчете "Общества Прохоровских каменноугольных копей" за 1913 год говорилось, что неиспользуемые резервы ежегодной добычи у этого Общества составляют 30 миллионов пудов - почти полмиллиона тонн. Цифра солидная, и на фоне семи с половиной миллионов, ввозимых из Англии, вполне различимая. Но Прохоровское общество - это так, для примера.

Основными резервами и половиной общероссийской добычи угля располагало так называемое "Общество по продаже минерального топлива Донецкого бассейна" - АО "Продуголь". Именно "Продуголь" мог справиться с "угольным голодом". Именно "Продуглем" угольный голод и был организован. Дефицит угля в России поддерживался системой ограничительных квот на его добычу, установленных "Продуглем" своим контрагентам. За превышение квоты полагался штраф - до 10 копеек за пуд. Но "за отказ от выпуска договорных продуктов на внутренний рынок" могло быть назначено "особое по взаимному согласию вознаграждение". Сокращение или свертывание добычи не только вознаграждалось - оно было одним из условий вступления в АО "Продуголь". Именно Совету "Продугля" правление Прохоровского общества доложило о возможностях увеличить добычу. Именно оттуда оно получило категорический запрет. Зачем независимым предприятиям участвовать в объединении, которое требует сокращения производства? У "Продугля" были и способы заставить войти. И были способы не дать выйти.

В 1911 году Южно-Русское Днепровское Металлургическое Общество и Общество Государево-Байракских копей обратились в суд с исками о расторжении их договоров с "Продуглем". 11 апреля 1914 года прокурор харьковской судебной палаты г-н Крылов уведомил министерство юстиции, что им произведена выемка документов в харьковской и петербургской конторах "Продугля".

Делами "Продугля" занялась правительственная комиссия, в которую вошли представители министерств Военного, Морского и Путей сообщения. По мнению и.о. обер-прокурора судебного департамента Сената, "...Продуголь деятельностью своею ... содействовал созданию той коньюнктуры угольного рынка, которая несомненно является вредной для всего русского народного хозяйства и крайне нежелательной с точки зрения государственных интересов России"

"Продуголь" вынудил Россию прибегнуть к беспошлинному импорту угля. Дождавшись, когда расходы на его оплату станут основной статьей внешней торговли, "Продуголь" поднял свою цену до 12 рублей за тонну.

1 июня 1914 года, получив четвертый рапорт по делу "Продугля", Минюст направил в Харьков указание - от дальнейших следственных действий воздержаться. Однако и те свидетельства, которые успели собрать, производили сильное впечатление. 25 февраля 1915 года и.о. следователя по особо важным делам г-н Гончаров передает дело "Продугля" в харьковский окружной суд, причем не в коммерческую палату, а в уголовную.

5 марта 1915 года решением суда дело было прекращено "по недостаточности собранных улик".

И хруст французской булки

Вскоре после того, как прокурор харьковской судебной палаты приступил к следствию, чрезвычайный и полномочный посол Французской Республики Морис Палеолог обратился в Министерство иностранных дел России с "официальным представительством в пользу общества "Продуголь". 18 сентября 1914 года Министерство иностранных дел запросило Минюст, "не представлялось бы возможным пойти навстречу пожеланиям г. Палеолога". Навстречу пожеланиям г. Палеолога в Министерстве юстиции пошли еще до того, как они были высказаны вслух - распоряжение о приостановке следственных действий было отдано еще 1 июня.

Но почему французский посол вообще интересуется этим делом? Может быть, у господина Палеолога был какой-нибудь личный интерес - например, десяток-другой русских угольных акций? Нет. Интерес господина Палеолога был сугубо государственный. Посол Французской республики выполнял свой служебный, гражданский и патриотический долг. Делая "представительство в пользу общества "Продуголь", он руководствовался интересами своей родины и своих сограждан. Ибо все, что делало в России АО "Продуголь", оно делало в интересах Франции. Оригинал Устава "Общества по торговле минеральным топливом Донецкого бассейна" был написан на французском языке и хранился в городе Париже. Оттуда, из города Парижа и происходило управление русской угледобывающей промышленностью. Во Франции и в Бельгии находились правления 19 из 36 акционерных обществ, действовавших в Донбассе. К 1913 году из европейских столиц в России контролировались: добыча угля, железной и марганцевой руды, добыча и переработка нефти, добыча и выплавка меди, добыча золота и платины, выплавка чугуна и стали, обработка металлов, электротехническая и химическая промышленность, телефонная связь, электрическое и газовое освещение, трамвайное дело, гостиничное дело, кинематограф. В августе 1914 года от английского угля Россию отрезал германский флот. В марте 1915 года, когда (по недостаточности собранных улик и идя навстречу пожеланиям г. Палеолога) было закрыто дело АО "Продуголь", русская армия отступала из Польши.

"Решается не в России"

В январе 1917 года в Петрограде военной цензурой было дозволено опубликование брошюры, в которой некий г-н В. Зив, известный тогда своими обзорными и аналитическими статьями, писал:

"Судьба южно-русской каменноугольной промышленности ... решается даже при ныне чрезвычайных условиях не в России, а в крупных европейских центрах...

... таких организаций заграницею имелось до войны множество, причем в известных случаях они представляли собою опасность для России как в экономическом, так и в политическом смысле. Такие организации существовали в металлургической, химической, электротехнической, каменноугольной, нефтяной и других отраслях промышленности. Местопребывание всех этих организаций, если они будут признаны не идущими в разрез с политическими и экономическими интересами России, должно быть перенесено в Россию, где они были бы доступны общественному и правительственному контролю"

Эти соображения были подготовлены к печати в январе 1917 года. А потом наступил февраль.

Раздайте патроны, поручик Голицын

"Это было 27 февраля 1917 года. Уже несколько дней мы жили на вулкане... В Петрограде не стало хлеба- транспорт сильно разладился из-за необычайных снегов, морозов и, главное, конечно, из-за напряжения войны... Но дело было, конечно, не в хлебе...

Мы выехали на Каменностровский...Несмотря на ранний для Петрограда час, на улицах была масса народу... Откуда он взялся? Это производило такое впечатление, что фабрики забастовали... А может быть, и гимназии... а может быть, и университеты...

Толпа усиливалась по мере приближения к Неве... За памятником "Стерегущему", не помещаясь на широких тротуарах, она движущимся  месивом запрудила проспект...
<...>

Пулеметов - вот чего мне хотелось"

Виталий ШУЛЬГИН, депутат Государственной Думы

Итогом полувекового развития России после отмены крепостного права оказалась утрата национального контроля над ключевыми отраслями своей экономики, утрата политической  и экономической самостоятельности, полная потеря национального и государственного достоинства перед лицом союзников. Восстановление суверенитета в промышленности, в денежном обращении, в разработке природных ресурсов - эту задачу обнажила война. Считается, что задачи национального масштаба должна в первую очередь осознавать элита. О том, что происходило в России и вокруг нее на рубеже 19-го и 20-го столетий , русская элита - да и то в лице отдельных ее представителей - стала задумываться, только очутившись за пределами России - в эмиграции, в изгнании. Одним из таких прозревших был Павел Николаевич Милюков - лидер партии кадетов. Повращавшись в высоких сферах лондонской политики, он напишет: "Теперь выдвигается в более грубой и откровенной форме идея эксплуатация  России как колонии ради ее богатств и необходимости для Европы сырых материалов". Но это произойдет спустя годы - когда с фактом грубой и откровенной эксплуатации России европейскими державами будет покончено и Россия вновь будет превращаться в независимую страну, в экономического и военного гиганта. Но это будет потом. А пока российская элита не смогла довести до суда дело одного отдельно взятого акционерного общества. Пока в столице Российской империи заканчивается февраль 1917 года. Пока  русская элита смотрит на человеческое море, выплеснувшееся на улицы и площади, и страстно хочет одного - пулеметов.

Доработанный вариант статьи, опубликованной 15.03.2002 в газете "ТеРа-Пресс" (г. Сосновый Бор) под названием "Вам дрова не нужны?"


 
главная :: каталог :: персоналии :: конференции :: от редактора Все в одном - Alan Gold
Программист - Odd
Редизайн - Yurezzz

© 2004