Библиотек. Информация. Философия. Литература. История.

Новости
03.08.2014 :: Статья Юрия СЕМЕНОВА 'Советские историки о становлении классового общества в древнем Китае'

07.11.2009 :: Новелла Антона Павловича ЧЕХОВА 'В Москве', 1891 г.:  '...очень умный и необыкновенно важный, косой от зависти, с громадной печен­кой, желтый, серый, плешивый, брожу я по Москве из дому в дом, задаю тон жизни и всюду вношу что-то желтое, серое, плешивое...' Истмат.РУ посвящает публикацию Николаю Карловичу СВАНИДЗЕ

22.06.2008 :: Небольшая, но исключительно насыщенная статья Юрия СЕМЕНОВА 'Сергей Владимирович Илларионов: ученый, мыслитель, человек'

21.06.2008 :: Обновлен список печатных научных работ Ю.И. Семенова

04.05.2008 :: Заметка Александра БЛОКА 'Что сейчас делать?..' написана 90 лет тому назад - в мае 1918 года. В ней высказаны чрезвычайно актуальные сегодня мысли: '...надлежит знать, что той России, которая была, — нет и никогда уже не будет. Европы, которая была, нет и не будет. То и другое явится, может быть, в удесятеренном ужасе <...>... надлежит ... не забывать о социальном неравенстве, не унижая великого содержания этих двух малых слов ни «гуманизмом», ни сентиментами, ни политической экономией, ни публицистикой. Знание о социальном неравенстве есть знание высокое, холодное и гневное.'

09.01.2008 :: Статья Ф. Энгельса 'Марка' - одно из центральных произведений, раскрывающих тему 'второго издания крепостничества' в остэльбской Европе: 'Крепостное право для немецких крестьян в Восточной Пруссии, Померании, Бранденбурге, Силезии утвердилось с середины, а в Шлезвиг-Гольштейне — с конца XVI столетия и все больше приобретало характер всеобщего закабаления крестьян.<...>
Капиталистический период возвестил в деревне о своем пришествии как период крупного сельскохозяйственного производства на основе барщинного труда крепостных крестьян...
'

07.01.2008 :: В продолжение темы социально-экономической истории Центральной и Восточной Европы и 'второго издания крепостного права' - статья Ф.  Энгельса 'К истории прусского крестьянства' (1885 г.)

10.08.2007 :: Сергей Данилович СКАЗКИН: статья 'Основные проблемы так называемого 'второго издания крепостничества' в Средней и Восточной Европе' (1958). Этой работой Истмат.РУ начинает подборку материалов,  посвященных начавшемуся в 16 веке превращению Центральной и Восточной Европы в периферию, эксплуатируемую Западной Европой, где в это время происходит становление 'нормального' капитализма.  

17.07.2004 :: Истмат.РУ в эфире

 
текущий раздел  ::  От редактора / 
Царские шмотки
     Николай КУДРЯКОВ

     ЦАРСКИЕ ШМОТКИ

     Вот мы и дожили. Некий депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, одобрив инициативу Кремля об отмене губернаторских выборов, объяснил, что это решение не только мудрое в политическом смысле, но и отвечает глубинным свойствам русской натуры. Ибо любовь к самодержавной власти есть главная внутренняя черта истинно русского человека.

     БАРИН ИЗ ПАРИЖА

     Вот теперь мы можем в полной мере оценить и объяснить ту  волну монархической ностальгии (ностальгии, нередко принимающей масштабы истерии и кликушества), - наблюдаемой не менее десяти последних лет. Поначалу эта монархическая ностальгия выглядела как дань памяти о людях, павших жертвами революции. Первым откровением здесь был фильм Станислава Говорухина «Россия, которую мы потеряли». Очень быстро на рубеже 80-х 90-х годов в России создалось целое культурное течение и выдвинулись свои корифеи: кинематографисты - тот же С. Говорухин и Н. Михалков, поэт и прозаик В. Солоухин, театральный режиссер М. Захаров, живописец  И. Глазунов, эстрадные исполнители – И. Тальков, М. Распутина, Ф. Киркоров. Практически сразу подключились  журналисты  ведущих российских изданий. Поначалу это все выглядело как выражение личного мнения отдельно взятых деятелей культуры. С 1992года эта линия стала практически выражением официальной позиции. Особо можно выделить период 1997-98 годов. В первые дни января 1997 один из главных теледеятелей России – Евгений Киселев – высказался в пользу возрождения в России монархического правления. В том же 1997 году в России как официальных лиц приняли неких французских подданных в качестве представителей дома Романовых. Послышались рассуждения, что-де конкретно князь Георгий как наследник российского престола должен получить образование и воспитание в новой  демократической России.  И что российские власти обязаны предоставить этому молодому человеку куратора. На роль «дядьки» прочили великого демократа Бориса Ефимовича Немцова, тогда – первого вице-премьера. В числе великих демократов, расшаркивавшихся перед юным барином из Парижа, был и тогдашний петербургский градоначальник Анатолий Собчак. Речь шла даже о том, что-де представителям дома Романовых в России должен быть предоставлен особый статус. Кульминационным моментом монархической кампании в эпоху Ельцина стали  государственные похороны последнего русского царя  в июле 1998 года и последовавшее за похоронами его причисление  к лику святых русской православной церкви. Причем – заметим! – отцы церкви специально разъяснили, что расстрел рабочих 9 января 1905 года царя никак дискредитирует и препятствием для объявления его святым не является.  

     Промывание мозгов в духе трепетного отношения к памяти Николая II лично и к самодержавию как к идее на этом не закончилось. Из событий последнего времени можно назвать приобщение к монархическим ценностям курсантов высших военно-морских училищ и учащихся кадетских корпусов. Минувшим летом с участием почетного караула из курсантов была отмечена 100-летнюю годовщина со дня рождения цесаревича Алексея – сына  Николая II.  А интересно, что рассказывают  будущим господам морским офицерам про восстание на эскадренном броненосце «Князь Потемкин-Таврический», 100-летняя годовщина со дня какового имеет место быть в июне будущего года?

     На фоне всех этих культурных мероприятий очень органично зазвучали проклятия в адрес тех россиян, кто боролся с самодержавием. В 1995 году в России прошел первый митинг, участники которого заклеймили позором декабристов. Чернышевского и Добролюбова обругал Игорь Тальков. Но декабристам, разночинцам и народовольцам не досталось и сотой доли тех проклятий, которые были обрушены на большевиков и на Ленина. Одним из самых непримиримых участников «суда над Лениным» оказался бывший член Политбюро ЦК КПСС академик Александр Николаевич Яковлев. А что касается наших демократов, то и здесь, в разоблачении участников и вождей русской революции, без них не обошлось. Самая великая наша демократка – Валерия Ильинична Новодворская откровенно вздыхала по тем временам, когда людей на улицах российских городов топтали лошадьми и хлестали нагайками.  

     Так что нынешние разоблачения русских революционеров как якобы основоположников международного терроризма – это очень не оригинально. Это «старые песни о главном» на новом материале. Те помои, которыми нас кормит ведущий государственного телеканала «Россия» Николай Карлович Сванидзе в своих «Исторических хрониках» - это школа академика Яковлева.

     И ПРЕЛЕСТИ КНУТА

     Так что же все это значит, кому все это надо и зачем все это делается?

     В фильме «Иван Васильевич меняет профессию» есть такой эпизод – управдом (бюрократ до мозга костей) Иван Васильевич Бунша (Юрий Яковлев) и вор-домушник Жорж Милославский (Леонид Куравлев), попав в эпоху Ивана Грозного и спасаясь от стрельцов, находят в палатах сундук с дворцовым одеянием. Эврика! - восклицает Жорж  Милославский. - Царские шмотки! Облачившись в наряды, соответствующие эпохе, они сумели какое-то время продержаться.

      Весь этот монархический декор, который нам демонстрируют десять с лишним лет – это царские шмотки, надетые ворами и самозванцами.  Царские шмотки надеты затем, чтобы исторически и морально оправдать действия власти, когда эта власть бездарна и находится в руках проходимцев, чтобы оправдать полную и возведенной в принцип бесконтрольность и безответственность этой власти, чтобы одновременно идейно и морально разоружить, деморализовать и дезорганизовать находящийся под этой властью народ, чтобы вытравить из  людей волю и мужество, чтобы выбить сознания и из подсознания саму мысль о возможности сопротивления, об осознанной и организованной борьбе за свои права.

     Обе задачи решаются фальсификацией истории - приданием бесконтрольной и деспотической власти ореола святости и шельмованием тех, кто когда-то смел поднимать голову. Во всем этом отыскивается не что иное, как пресловутая «национальная идея», а идея эта, говоря словами Маркса, состоит в том, что подлость сегодняшнего дня оправдывается подлостью дня вчерашнего, и при этом объявляется мятежным всякий крик крепостных против кнута, если только этот кнут - старый, унаследованный, исторический кнут.

     Сегодняшняя российская власть действительно является политической наследницей российского самодержавия – но не того самодержавия, появление и становление которого было исторически неизбежным и прогрессивным; не тем самодержавием,  которое, собирая и концентрируя все наличные силы и ресурсы, создало великую страну; не того самодержавия, которое олицетворяется фигурами Петра и Екатерины, а того самодержавия, которое стало тормозом, позором и посмешищем; того самодержавия, которое олицетворяется Николаем II – царем бюрократов и казнокрадов.    

      СТОЯЩИЕ У ТРОНА

      И вот нам говорят об усилении эффективности и ответственности исполнительной власти. Да ведь речь идет именно о возведенной в принцип и узаконенной безответственности и бесконтрольности. Речи идет о разрушении исполнительской дисциплины, о возможности прямого саботажа, то есть – о потере руководства государством. Если Петр I лично вникал во все и лично бил губернаторов в морду, то уже Александр III не смог выявить и наказать виновников крушения своего – царского! – поезда. Михаил Сергеевич Степняк- Кравчинский об эпохе Александра III написал так:
      
      «Если Александр II кое-чего добился в начале своего царствования, то только потому, что на короткое время порвал с бюрократической рутиной. Но с того момента как царь … бросился в объятия бюрократии, он стал бессилен…
     <…>

     Царь – совершенно прирученное домашнее животное, покорно несущее бремя придворного ритуала. С самоотречением, достойного лучшего применения, он служит ширмой для преступлений своих придворных…

     А что такое царедворец? Это человек, в котором от поколения  к поколению развилась до полного совершенства и достигла высокой степени одна-единственная способность навязывать свою волю государю…

     Искусственная придворная жизнь и ее низменные страсти создают вокруг самодержца своего рада умственный вакуум, и он становится еще более ограниченным, чем его придворные.

     … он строго огражден от всего, что может вызвать его мысли… Царь читает только то, что, как полагают, ему надобно знать; он не встречается с теми, которых, как полагают, ему следует избегать»

     Не относятся ли эти слова  к первому послесоветскому «царю» Борису Ельцину, который сначала, как Александр II, порвал с бюрократией, потом – бросился к ней в объятия, а потом, как Александр III, оказался приручен своими придворными, став ширмой для их преступлений?

     Если Николая I уже обманывали, но еще боялись, то Николая II обманывали, не боясь. Как писал в 1912 году русский публицист и общественный деятель Виктор Петрович Обнинский в книге «Последний самодержец» (в 1912 году вменяемые русские люди знали, что их самодержец Николай II – последний), при Николае II интересы бюрократии стали подменять собой не только закон, но и царскую волю – «… если последняя не соответствовала чьим-нибудь видам, то и не исполнялась. Правило и в крупном, и в мелком действовало одинаково, пока не кончилось дело тем, что царя перестали слушаться не только министры, но и мелкая чиновничья сошка».

     Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом.

     Плох тот бюрократ – будь то министр или мелкая сошка, – который не мечтает служить не закону, не царю, и не отечеству, а только себе и своим детям. Как гласил тост послесталинской номенклатуры - «чтобы у нас все было, а нам за это ничего не было». К исполнению этой вековой мечты – чтобы все было, но за это ничего не было – наша бюрократия близка как никогда. Происходящие сейчас перемены – это попытка элиты выстроить систему власти, в которой царя не слушается самая мелкая сошка.

     Если так обстоит дело об ответственности перед вышестоящими, что уж говорить об ответственности перед населением, перед обычными людьми! Как пишет дальше В. Обнинский, «Царь не может ошибаться, и потому безответствен. Передав бюрократии свои прерогативы, он складывает к ее ногам и непогрешимость, и безответственность…

     Министры, в свою очередь, должны были для своего укрепления передать безответственность на следующую ступень, и так она докатывалась до самых низов чиновничества. Организм последнего завершал свое развитие и развертывал над покоренной страной свое знамя, на котором по справедливости надлежало бы изобразить две моющие друг друга руки»

     Нынешние инициативы – это попытка распространить и узаконить безответственность, характерную для правительственных структур, теперь и на уровне территорий. Тот одобрямс, который эта инициатива вызвала у губернаторов и мэров, объясняется открывшейся перспективой продлить на неопределенный срок свои полномочия и продолжать делать свои дела в совершенной независимости от народа. Региональная и местная власть под патронажем власти федеральной – это и будут те самые две моющие друг друга руки, которые действительно следует изобразить на российском флаге.

     Ну а что касается борьбы с терроризмом, которая теперь, при назначаемых мэрах и губернаторах, якобы будет вестись более успешно, то давайте, наконец, скажем вслух, что терроризм в России порожден именно действиями позднесоветской власти и пришедшей ей на смену  власти российской. Изображать Россию как жертву и одновременно как передовой рубеж в борьбе с международным терроризмом – это верх наглости. Террор в России порожден экономической, социальной и национальной политикой российского руководства. Дело даже не в том, что Ельцин 10 лет тому назад – в конце 1994 года - развязал  на Кавказе «маленькую победоносную войну». Дело в том, что взрывы и выстрелы загремели в России в первые же часы 2 января 1992 года - с первого дня так называемых реформ. Дело в том, что все, что делает российское руководство, ежедневно и ежечасно воспроизводит в России нищету, безработицу, коррупцию, торговлю оружием и наркотиками, национальную нетерпимость. То есть – создает питательную почву для  всех известных видов преступности, в первую очередь – для уголовного и политического террора.

      НАЦИОНАЛЬНОЕ НЕСОГЛАСИЕ

      Без малого сто лет тому назад Константин Бальмонт написал стихотворение «Наш царь» :

      Наш царь - Мукден, наш царь - Цусима,
      Наш царь - кровавое пятно,
      Зловонье пороха и дыма,
      В котором разуму темно.
      Наш царь - убожество слепое,
      Тюрьма и кнут, подсуд, расстрел,
      Царь-висельник, тем низкий вдвое,
      Что обещал, но дать не смел.
      <…>

Сегодня мы можем сказать: «Наш царь – Беслан, наш царь – Дубровка».
И коль скоро наша элита, оправдывая свою сегодняшнюю подлость и свою сегодняшнюю бездарность, решила вырядиться в обноски царя-висельника, то не пора ли и нам оглянуться на историю нашей родины? Не пора ли нам вспомнить о том, что отнюдь не молчанию и не покорности учит нас наше прошлое? Не пора ли нам - как это у Герцена? – «заниматься политическим воспитанием молодого поколения, распространять идеи свободы и тщательно изучать сложный вопрос радикальной и полной реформы образа правления в России».

      Газета «ТеРа – пресс», 4.11.2004 г.

 
главная :: каталог :: персоналии :: конференции :: от редактора Все в одном - Alan Gold
Программист - Odd
Редизайн - Yurezzz

© 2004